Шедевры мировой лирики - Райнер Мария Рильке - ранние стихи, Часослов, Книга образов

Фрагменты потерянных дней Перевел Евгений Витковский И часто дни бывали таковы. Как будто некто слепок головы моей пронзал стальной иглой зловеще. Я чувствовал азарт его жестокий, как будто на меня лились потоки дождя, в котором искажались вещи. Но — обездоленный просит внимания, он говорит: Горя много, а слов не найти. Людям другие дела интересней. Привлекать вниманье приходится песней. Эти песни всегда хороши. Правда, вкусы людей закоснели:

Роза Мира и новое религиозное сознание

Рональд Бриттон Если мой человеческий разум не может признать, что все, что есть — есть верно; и раз уж все, что есть, должно быть, я буду, улыбаясь, сидеть среди руин. Истинно, мы были рождены не для того, чтобы наслаждаться, но чтобы покоряться и надеяться. В 11 Главе я обсуждал Вордсвортовскую теорию взаимосвязи детского опыта и поэтической чувствительности. Рильке, как и Вордсворт, пытался понять себя и собственную поэзию через детские истоки, но его субъективное восприятие раннего опыта и его психических последствий сильно отличается от Вордсвортовского.

Сравним хорошо известное Вордсвортовское прозрение связи между детством и взрослой жизнью и размышления Рильке на схожую тему: В чем ведь ужас — я узнал ее.

Райнер Мария Рильке родился в году, девятнадцатью годами позднее Фрейда; оба .. Рильке также считает страх смерти проекцией и как будто.

В лесу безлистом кружит птичий крик, такой бессмысленный в лесу безлистом. Он здесь навис, округлый птичий крик, покинув миг, в который он возник, и вот, как небо, он в лесу безлистом. И этим криком все поглощено:

Вынесен на вершины сердца. Взгляни, как ничтожна там, у подножья: Одни только камни у тебя под руками. Конечно, что-то цветет и здесь; над немым обрывом - робкое пенье невинных в неведенье трав.

Она — дитя — на старце возлежала. Ей слуги руки вкруг него обвили. Тянулись сладкие часы в обилье. сквозь страх пред этой жизнью обветшалой. 5.

Но кулак с кровавой веревкой он не смеет разжать. Медленно он выводит большими буквами, строгими и прямыми: Потом он прячет письмо под мундир, в сокровенное место, туда, где лежит уже розовый лепесток. Глаза у крестьянина распахнуты, и в них отражается что-то; нет, это не небо. Значит, скоро наконец-то жилье. Над домишками каменно высится замок. Широко перед ним стелется мост. Крики, звон и собачий лай!

Кони ржут, и копыта гремят. Наконец-то не думать о том, чем набить себе брюхо. Дать покой изнуренному слуху.

Новые стихотворения

С тех пор, как дождь пошел хлестать в окно. Весь с головою в чтение уйдя, Не слышал я дождя. Я вглядывался в строки, как в морщины Задумчивости, и часы подряд Стояло время или шло назад. Как вдруг я вижу, краскою карминной В них набрано:

Райнер Мария Рильке один из крупнейших поэтов-модернистов ХХ века. Правда, он знает и ночной страх, когда люди в ужасе блуждают впотьмах.

Редакторский выбор недели Новые статьи [ Взбираясь на любую гору Майкл Джексон ; Кто изобрел катетометр? Андреас Кригер ; [Мы, насильники, мы только тратим. Но когда, в какой из наших жизней мы, вконец, открыты для приятья? Роза, престольная, в древности ты была чашей с обыкновенной простой каймой. Нынче же взоры не могут насытиться наши, неистощимая вещь, тобой. Словно бы ты нарядилась в несчетные платья, платья на плоти, которая вся блеск и сиянье.

Но древним горит неприятьем всякой одежды твоя краса. Веками нам запах твой был зовом к своим именам сладчайшим; нынче славой он воздух залил. Но отгадать имена мы не в силах и снова мы отдаем ему вздохом легчайшим память о прошлых мгновеньях, исполненных зова. Немногие, вы, детства далекого други в стольких забытых садах городских:

Письма к молодому поэту

Но кулак с кровавой веревкой он не смеет разжать. Медленно он выводит большими буквами, строгими и прямыми: Потом он прячет письмо под мундир, в сокровенное место, туда, где лежит уже розовый лепесток. Глаза у крестьянина распахнуты, и в них отражается что-то; нет, это не небо.

Райнер Мария Рильке. Празвук Чувства — какие неверие, робость, страх, благоговение — какое же из всех возможных в этом случае чувств .

И помнишь ты, как розы молодые, когда их видишь утром раньше всех, все наше близко, дали голубые, и никому не нужно грех. Вот первый день, и мы вставали из руки Божья, где мы спали — как долго — не могу сказать; Все былое былина стало, и то что было очень мало, — и мы теперь должны начать. Ты не беспокойся, да от погибели не бойся, ведь даже смерть только предлог; что еще хочешь за ответа? Утро Родился бы я простым мужиком, то жил бы с большим просторным лицом: Никто кругом бы не узнал — кто я.

Я постарел, и моя голова плавала на груди вниз, да с теченьем. Как будто мягче кажется она. Я понимал, что близко день разлуки, и я открыл, как книгу, мои руки и оба клал на щеки, рот и лоб… Пустые сниму их, кладу их в гроб, — но на моем лице узнают внуки все, что я был… но все-таки не я; в этих чертах и радости и муки огромные и сильнее меня:

Журнальный зал

Рильке был неприятно удивлен силой и наглостью пришельца. Спустя еще два часа один из патрулей наткнулся на монаха-доминиканца, двигавшегося в сторону Менгена. Его везла слепая лошадь с раздутым животом. Всадник и не думал скрываться. Его спокойствие осталось непоколебимым даже тогда, когда на него напали волки.

Мой сердце начинал как соловей, но досказать не мог свой слова; теперь молчанье свое слышу я — оно растет как в ночи страх.

Мартын был из тх людей, для которых хорошая книжка перед сном - драгоцнное блаженство. Такой человк, вспомнив случайно днем, среди обычных своих дл, что на ночном столик, в полной сохранности, ждет книга, - чувствует прилив неизъяснимого счастья. Мне тотчас рассказали, что он мучился ужасно, — по нему это не было видно. Черты были прибраны, как мебель в гостевой после отъезда гостей. Нет, нет, ничего на свете нельзя заранее вообразить, ни малейшей малости. Все состоит из множества частностей, которые предусмотреть невозможно.

В предвидении мы их проскакиваем, второпях не замечая их недостачи. Действительность куда медленней и подробней. Зато теперь я, кажется, понял, чего он боялся. Сейчас расскажу, как я пришел к своему заключению. В самой глубине бювара лежал листок, давным-давно сложенный и истертый по сгибам. Я его прочитал, прежде чем сжечь. Он был тщательнейше исписан его твердым, правильным почерком; но тотчас я заметил, что это всего лишь выписка.

Экзистенциальная тревога: «Дуинские элегии» Рильке. Рональд Бриттон

Стихи к Чехии Рильке был звездой первой величины в том ярком созвездии талантов, которое чешские и прогрессивные немецкие исследователи справедливо именуют пражско-германской школой. Эта школа обогатила немецкое и мировое искусство творчеством Верфеля, Мейринка, Кафки это необходимо признать при всех идейных противоречиях, которые отмечает советская критика у этого сумрачного, трагического мастера , Эгона Эрвина Киша, Ф.

Последние три имени уже связаны с ярко выраженной революционной тенденцией в развитии германоязычной литературы века, свойственной далеко не всем писателям пражско-германской школы. В то же время демократическая направленность творчества, любовь и уважение к народу отличают всех этих писателей, в том числе и молодого Рильке.

Так что в этом окружении «новая лирика» Рильке кажется не выходом, .. А если и «страх», то страх этот будет не фактом из области психологии.

Райнер Мария Рильке Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке …24 ноября года Отто фон Рильке, владелец имения Лангенау Гренитца и Цигры , введен во владение долей в имении Линда, прежде принадлежавшем брату его Кристофу, павшему в Венгрии, однако при том условии, что он отказывается от всех и всяческих прав на означенную долю в случае, ежели брат его Кристоф павший в чине корнета в эскадроне барона фон Пировано его импер.

В седле, в седле, в седле. И остыла отвага, и тоска разрослась. И гор больше нет, и почти уже нет деревьев. Все от страха боится подняться. Чужие домишки жадно припали к иссохшим колодцам.

Райнер Мария Рильке - Новые стихотворения

Значение страха для экзистенциальной философии Если подобным образом было более точно развито отношение человека к миру и если при этом был пролит свет на человеческую ситуацию во всей ее незащищенности и мир во всей его тревожности, то тем самым все большую отчетливость обретал тот факт, что понимание мира и жизни экзистенциальной философией разворачивается на почве совершенно определенного настроения. И в этом плане против экзистенциальной философии достаточно часто выдвигались возражения.

Считалось, что она является философией противостоящего жизни пессимизма. Но при этом забывалось, что на основе экзистенциальной философии никоим образом не предполагалось ослабления сил, что, напротив, именно она является источником силы и достижений существования. Своеобразнейшее же открытие экзистенциальной философии заключалось в том, что в ней страх был познан в его поистине основополагающем значении — как условие становления подлинного существований Такое открытие страха совершилось сперва в труде Кьеркегора г.

РАЙНЕР — (Р. М. Рильке) Несть, где нет тебя, нет есть: могила. фильме « Страх съедает душу» () Дата рождения: () .

И снова оба молчат, и немец кричит наконец: Он вспоминает светловолосую девушку, с которой играл. Домой бы, домой, хоть на минутку, чтоб только успеть сказать ей: И вот на рассвете — навстречу конник и еще, и уже их четверо, десять. А потом целая тысяча — войско. Дальше им — порознь. Но им нельзя разлучиться, они друзья, они братья.

Им еще столько надо поведать друг другу, они уже столько друг другу сказали. И стук копыт и спешка вокруг. И тогда маркиз срывает слишком большую перчатку с правой руки. Вынимает ту розу, обрывает с нее лепесток. Долго смотрит он вслед французу.

Райнер Мария Рильке: четыре мифа

Я так боюсь человеческих слов, в них кажется все настолько простым: Мне страшен опустошенный слог, где выше смысла гласных игра. Не диво людям любая гора, превыше бога — порог и прок. Вещают вещи мудрым в ответ. Но тронет их простой пересуд — вещи замкнут уста и умрут.

Поэзія Райнера Марія Рильке въ числ своихъ противниковъ не .. Страх Ее объял, и у нее в глазах, Ея испугу был немой ответ.

Больше, чем какой-либо другой поэт, он сразу вызывает представление о самой субстанции Поэзии, Лирики, Пески. Вы — воплощённая пятая стихия: В бурной атмосфере начала века это качество его личности особенно заметно. Иным он из-за этого казался чрезмерно отрешённым, но было в этой отрешенности и особое бескорыстие, несуетное и преданное служение своему поэтическому дару.

Это не значит, чго он пел совсем уж безмятежно. Если музыка века становилась слишком тревожной, он и всё улавливал столь же чутко - не мог не улавливать! При такой духовной генеалогии две его поездки в Россию весной г. И, будто по наитию вторя этим его формулам. Россия устами Бориса Пастернака выражала ему ответную любовь: Русские впечатления сыграли немалую роль в созревании поэтического таланта Рильке. Но, сколь ни стилизованы были подобные представления, одно в русской культуре Рильке почувствовал безошибочно и глубоко: Символом этого стал для Рильке Толстой.

Так одиночество в одноименном стихотворении зловеще зримо отождествляется с закономерностью круговорота влаги а природе.

Schönherz - To Little Love To Live But Too Much Fear To Die (1978 - AUT/GER)